?

Log in

Previous Entry

Оригинал взят у kinoschoolmitty в Незламна, или Война слезам не верит
Незламна — прекрасная и трагическая картина о жизни перед лицом смерти, а также о том, что в главном бою победитель не получает ничего

Название ленты Незламна столь точное, что его не хочется переводить. И уже тем более вспоминать другой маркетинговый вариант — Битва за Севастополь, придуманный в соседней России.

Незламна — кино, которого так много, что каждый в нем видит что‑то свое.

Одни — историю о любви наперекор войне. Другие — первый отечественный Перл Харбор, поскольку такого буйства спецэффектов в украинском кино прежде не было. Третьи — производственную драму с захватывающими технологическими подробностями. Четвертые — антивоенное патриотическое кино с аллюзиями на современность: по сюжету главная героиня-снайпер, как совсем недавно украинские военные, вынуждена оставить Крым врагу, а затем, как комбат Семен Семенченко, отправиться в Вашингтон за помощью США.

Киноманы же высмотрят в Незламной суть самого кинематографа, генеалогию которого Альфред Хичкок выводил, как известно, из вуайеризма, подглядывания в замочную скважину. Кто же снайперы, если не вуайеристы?

Чего в Незламной точно нет, так это показного геройства, истерики и пропаганды. Нет чекистов и хороших, понимающих немцев, заезженных в постсоветском военном кино до пошлости. И дело не в том, что авторы намеренно обходят все острые углы той неоднозначной советской эпохи, в которой, если быть честным, было разное. В том числе и Земля Александра Довженко — тогда режиссера номенклатурного, а ныне одного из символов культурной идентичности.

Дело в другом. Режиссер ленты Сергей Мокрицкий

со снайперской прилежностью концентрирует свое внимание на главной героине, личной истории, с помощью которой незаметно ведется повествование истории общей.

Это история человека на войне. История Людмилы Павличенко — лучшей женщины-снайпера во все времена, женщины с непростой судьбой, в чьей биографии столько немыслимых поворотов, что хватило бы на четырехчасовой эпос. Здесь и трагическая первая любовь, из‑за которой юная Павличенко стала замкнутой, родила сына, долго скрывала его и была вынуждена вместе с родителями переехать в Киев. И жуткая работа, сделавшая ее с одной стороны настоящей передовицей (309 убитых немцев), иконой агитпропа, а с другой — погубившей ее психически и психологически. И неслыханная популярность в Америке, куда она отправилась осенью 1942‑го и где к ее ногам падали миллионы, включая великого Чарли Чаплина. И дружеские отношения с Элеонорой Рузвельт, а также знаменитая чикагская речь со словами: “Мне 25 лет, я убила 309 фашистских захватчиков, не кажется ли вам, джентльмены, что вы слишком долго отсиживаетесь за моей спиной?”, в которой вся эта ее невероятная судьба преломляется.

Почти двухчасовой фильм смотрится на одном дыхании. Лента действует на зрителей с неотвратимой убедительностью станкового пулемета, цепляя каждого. И если кого‑то не зацепит самурайское спокойствие Юлии Пересильд в роли Людмилы Павличенко или немигающий взгляд Станислава Боклана, рассказывающий о тогдашних репрессиях, или трагический Виталий Линецкий, сыгравший здесь свою последнюю (но какую!) роль, того настигает в кульминационной сцене песня ОЕ со словами “коли настане день, закінчиться війна…” И слезы проступают у всех.

Есть такой профессиональный термин кино мужского действия. Так вот Незламна — это кино о женщине, но мужского действия. Это фильм о смерти. И о жизни перед лицом смерти. Не зря герой артиста Цыганова произносит одну из ключевых фраз картины: “Война — это такая жизнь, и если ты не найдешь, ради чего тебе жить, — тебя убьют”.

“Смерть — это выстрел в упор”, — сказал Пьер Паоло Пазолини. По-моему, речь идет вот о чем: что бы мы ни вообразили себе о смерти, она придет неожиданно.

Незламна — о смерти как о финале, апофеозе жизни. Павличенко, конечно, не погибла вместе с другими в осажденном и сданном командованием Севастополе. Остаток войны она провела в специальных учебных центрах, обучая профессии других, заслужила звание Героя Советского Союза, издала мемуары, в которых после сильной советской редакции не осталось практически ничего, что имело отношение к ее настоящей судьбе, и умерла своей смертью в середине 1970‑х, оставив целый арсенал надаренного оружия. Оружия, в сущности, погубившего ее.

В ленте режиссер Мокрицкий лишь намекает на это, практически не отступая ни от биографии своей героини, ни от заданных жанровых правил. Но стоит только всмотреться в глаза Пересильд, играющей эту роль так, что страшно за ее здоровье, как понимаешь — перед тобой не только и не столько военная драма, сколько трагическая и прекрасная картина о том, что в главном бою победитель не получает ничего.

Источник http://nv.ua/opinion/alferov/nezlamna-ili-voyna-slezam-ne-verit-43483.html






Приглашаем Всех желающих пообщаться с режиссером картины на семинаре в эти выходные !